Фенольный гидрофильный препарат прополиса

 

Противовирусная активность

Результаты изучения действия фенольного гидрофильного препарата прополиса на вирус гриппа А (НЗ112) в исследованиях на развивающихся эмбрионах представлены в табл. 57.

Таблица 57

Действие фенольного гидрофильного препарата прополиса на вирус гриппа А (Н3112)

Название Количество Из них с вирусом КЗ ИЗ
препарата зараженных эмбрионов Количество %
Препарат прополиса 15 12 84,2 1,1 10
Контроль 15 15 100,0

 

Как видно из представленных данных, гидрофильный препарат прополиса при одновременном введении препарата и вируса имеет низкий коэффициент и индекс защиты куриных эмбрионов в отношении вируса гриппа А (НЗ112). Изучение в этом плане необходимо продолжить в опытах при введении препарата до заражения вирусом (т.е. изучить профилактическое действие препарата). Кроме того, целесообразна постановка исследований с другими вариантами вируса гриппа – А (Н1111) и В.

Результаты испытания действия фенольного гидрофильного препарата прополиса на гемагглютинирующую активность вирусов гриппа А (Н3112) и коронавируса представлены в табл. 58.

Как видно из представленных в таблице данных, 1% водный раствор фенольного гидрофильного препарата прополиса снижал титр коронавируса в 4-8 раз, что свидетельствует о перспективности его использования в отношении инфекций, вызываемых данным вирусом. Гемагглютинирующую активность вируса гриппа А(Н3112) препарат не снижал.

Таблица 58

Действие фенольного гидрофильного препарата прополиса на гемагглютинины вирусов гриппа и коронавируса

Название препарата Титр гемагглютининов до и после
воздействия препарата на вирусы
гриппа коронавирус
до после до после
Препарат прополиса 1:64 1:64 1:128 1:16–1:32
Контроль вируса гриппа 1:64
Контроль коронавируса 1:128
Контроль эритроцитов

 

Изучение антивирусного действия фенольного гидрофильного препарата прополиса в отношении цитопатогенных вирусов (аденовирусов и вируса везикулярного стоматита) было проведено в реакции нейтрализации на культуре клеток Нер-2 (Л.А.Панченко, 1992).

Как видно из представленных в табл. 59 данных, гид­рофильный препарат прополиса (1% водный раствор) задерживал репродукцию вируса везикулярного стоматита на 3,0 lg, что свидетельствует о перспективности данного препарата при лечении и профилактике инфекций, вызываемых указанным вирусом. В отношении аденовирусов отмечено слабое ингибирующее действие, которое проявлялось в снижении титра вируса только на 1,0 lg.

Таблица 59

Действие фенольного гидрофильного препарата прополиса на аденовирусы и вирус везикулярного стоматита

Название препарата Концен­трация препа- Задержка репродукции вирусов (в lg) в реакции нейтрализации на культуре клеток Нер-2
рата, % Вирус везикулярного стоматита Аденовирус
Препарат
прополиса
1,0 3,0 1,0
Контроли
тест-вирусов
(100 ЦПД50/02 мл)
0 0

Примечание:  0 – отсутствие задержки цитопатогенного действия вирусов в рабочей дозе.

Вместе с тем, эксперименты в этом направлении желательно продолжить с учетом большого количества серотипов аденовирусов, вызывающих разнообразные клинические проявления заболеваний (респираторные и кишечные инфекции, заболевания глаз и т.д.).

 

Анальгетическая активность

Учитывая, что механизм анальгетического действия включает два компонента: периферический и центральный, соответственно были выбраны модели, позволяющие оценить влияние фенольного гидрофильного препарата прополиса на периферический и центральный компоненты системы, проводящей болевую импульсацию.

Для определения периферического анальгетического действия фенольного гидрофильного препарата прополиса использовали модель уксуснокислых корчей у мышей (К.Brune с соавт., 1984). Для изучения возможного центрального анальгетического действия субстанции фенольного гидрофильного препарата прополиса была использована модель “горячая пластина”, характеризующаяся центральными механизмами формирования боли (В.В.Башура, 1974).

Анальгетическую активность определяли по способности вещества уменьшать количество корчей и по изменению порога болевой чувствительности у опытных животных в сравнении с контрольными и выражали в процентах. Результаты представлены в табл. 60 и 61.

Таблица 60

Анальгетическая активность гидрофильного препарата прополиса на модели уксуснокислых корчей

Препарат Доза, мг/кг Анальгетическая активность, %
Гидрофильный 50 52,20
препарат прополиса 25 37,80
Таблетки с гидрофильным препаратом прополиса 50 41,00
Гранулы с гидрофильным препаратом прополиса 50 41,00

 

Таблица 61

Анальгетическая активность гидрофильного препарата прополиса на модели  “горячая пластина”

Препарат Доза, мг/кг Анальгетическая активность, %
Гидрофильный 25,0 41,7
препарат прополиса 50,0 49,7

 

Выше приведенные данные свидетельствуют о том, что фенольный гидрофильный препарат прополиса проявляет анальгетическую активность как на периферическом, так и на центральном уровнях. О более тонком механизме анальгетического действия данного препарата прополиса судить сложно. Можно предположить, что фенольный гидрофильный препарат прополиса оказывает косвенное влияние на периферическую и центральную ноцицептивные системы за счет свойств адаптогена, что связано с усилением синтеза глюкокортикоидов, угнетающих ПГ.

 

Антимикробная активность

Микробиологические исследования фенольного гидрофильного препарата прополиса проводили методом серийных разведений. В качестве растворителя использовали воду. Полученные результаты представлены в табл. 62.

Таблица 62

Антимикробная активность водных растворов гидрофильной фенольной фракции различных образцов прополиса (мкг/мл)

Культура микроорганизмов
Область сбора
прополиса
Стафи­лококк золотистый 209 Р Кишеч­ная па­лочка Антра­коид (споро­носная палоч­ка) Кисло­то­устой­чивый сапрофит В5 Канди­да альбиканс
1 2 3 4 5 6
Алжир

Бангладеш

Белгородская обл.

Белоруссия

Болгария

Винницкая обл.

Волгоградская обл.

Германия

Днепропетровская обл.

<15

15

>15

15

15

15

15

15

>30

>500

500

500

500

>500

500

>500

500

>500

>60

60

>60

60

60

>60

60

60

>60

20

<10

10

10

<10

10

10

10

<10

>30

>30

>30

30

>30

>30

20

30

>30

Продолжение табл. 62

1 2 3 4 5 6
Донецкая обл.

Житомирская обл.

Запорожская обл.

Ивановская обл.

Киевская обл.

Киргизия

Кировоградская обл.

Краснодарский край

Красноярский край

Крым

>15

15

15

<15

30

<15

15

15

15

15

>500

500

500

500

500

500

500

>500

>500

500

>60

60

60

>60

>60

>60

>60

>60

>60

>60

10

10

10

<10

10

>10

10

10

20

10

30

30

30

>30

30

<30

>30

>30

>60

>30

Курская обл.

Латвия

Липецкая обл.

Литва

Московская обл.

Одесская обл.

Полтавская обл.

Ростовская обл.

Тамбовская обл.

Узбекистан

Франция (1974 г.)

Франция (1975 г.)

Хабаровский край

Харьковская обл.

Херсонская обл.

Хмельницкая обл.

Черкасская обл.

Черниговская обл.

Черновицкая обл.

Эстония

Ярославская обл.

30

15

15

15

<15

15

15

>30

15

<15

15

15

<15

>30

15

<15

<15

15

<15

15

15

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

500

>500

500

>500

500

500

>60

60

>60

>60

60

>60

>60

60

>60

>60

>60

60

60

60

60

60

60

60

>60

>60

>60

10

20

>10

20

20

10

10

10

10

>10

10

10

<10

20

10

10

10

20

10

10

10

>30

>30

>30

>30

30

30

30

30

60

30

>30

>30

<30

60

30

<30

>30

>30

>30

60

30

Антимикробную активность гидрофильного препарата прополиса в различных лекарственных формах изучали общепринятым в микробиологической практике методом диффузии в агар.

Микробная нагрузка составляла 500 тыс. микробных клеток в 1 мл агара для бактерий и 25 тыс. микробных клеток в 1 мл среды — для гриба Кандида.

Результаты исследований антимикробной активности фенольного гидрофильного препарата прополиса в форме таблеток и гранул представлены в табл. 63.

Таблица 63

Антимикробная  активность фенольного гидрофильного препарата прополиса в различных лекарственных формах

Исследуемые
образцы
Диаметр зон задержки роста микроорганизмов, мм
S.aure­us St.pyro-genis E.coli P.aeru-ginosa Kl.pneu­monia B.sub­tilis
Таблетки 19±0,1 17±0,2 17±0,2 13±0,2 18±0,2 18±0,2
Таблетки, покрытые оболочкой 19±0,1 17±0,2 17±0,2 13±0,3 18±0,2 18±0,4
Гранулы 19±0,3 18±0,4 20±0,3 13±0,2 17±0,1 18±0,3
Препарат прополиса 10% р-р 20±0,1 18±0,1 20±0,1 13±0,1 18±0,1 18±0,1

 

Как видно из представленных данных, фенольный гидрофильный препарат прополиса имеет широкий спектр антибактериальной активности по отношению к грамположительным и грамотрицательным микроорганизмам. Вид лекарственной формы и вспомогательные вещества не влияют на его активность.

Установлено, что антибактериальная активность препарата проявляется в разведениях от 6,25 до 12,5 мг/мл.

При этом обращает на себя внимание бактерицидное действие препарата: не отмечено ни одного штамма, в отношении которого было бы проявлено только бактериостатическое действие. Не установлена разница между статистическими значениями минимальной бактериостатической (угнетающей) (МУК) и минимальной бактерицидной (МБК) концентрациями фенольного гидрофильного препарата прополиса.

Однако, несмотря на преобладание бактерицидного действия фенольного гидрофильного препарата прополиса, невозможно было исключить, что при длительном применении препарата, в частности, при использовании неактивных доз, возможно развитие устойчивости к нему микроорганизмов.

Для решения этого вопроса были проведены исследования, основанные на культивировании S.aureus в присутствии суббактериостатической концентрации фенольного гидрофильного препарата прополиса. В результате 20 непрерывных последовательных пассажей культур не выявлено увеличение устойчивости к начальным активным концентрациям препарата.

В связи с тем, что для современных инфекционных заболеваний, особенно гнойно-воспалительных, характерна полиотропная этиология, был изучен вопрос об активности фенольного гидрофильного препарата прополиса в отношении смешанных культур, в состав которых входили как чувствительные, так и устойчивые к антибиотикам штаммы. Исследования проводили аналогично методике определения активности гидрофильного препарата прополиса в отношении монокультур (метод двукратных серийных разведений). Общая микробная нагрузка микробных тел в 1 мл среды складывалась с учетом равного количества микробов каждого вида в смеси: для двойных сочетаний – по 500 тыс. микробных клеток в 1 мл; для тройных – по 330 тыс. микробных клеток в 1 мл (табл. 64).

Таблица 64

Бактерицидное действие фенольного гидрофильного препарата прополиса в отношении смешанных культур

Штаммы Бактерицидное действие препарата в разведениях
1:2
50
1:4
25
1:8
12,5
1:16
6,25
1:32
3,175
S.aureus
E.coli
+ +
S.aureus
P.aeruginosa
+ +
S.aureus
B.subtilis
+ +
S.aureus
P.aeruginosa
B.subtilis
+ +
P.aeruginosa
B.subtilis
+ +
S.aureus + +
E.coli + +
P.aeruginosa + +
B.subtilis + +

 

По отношению к смешанным микробным культурам фенольный гидрофильный препарат прополиса проявляет активность преимущественно в концентрации 12,5 мг/мл (табл. 64). Причем в отношении всех вариантов смешанных культур, также как и по отношению к монокультурам, установлен бактерицидный тип действия. При этом уровень бактерицидного действия ограничивался наименее чувствительным штаммом, который входил в состав микробной смеси. Так, в отношении монокультур S.aure­us, штамм 25923 и B.subtillis, штамм АТСС 7241 МБК фенольного гидрофильного препарата составляет соответственно 12,5 мг/мл и 6,25 мг/мл, в отношении же смеси культур, составленной из этих штаммов, – 12,5 мг/мл.

Вместе с тем, характеристика фенольного гидрофильного препарата прополиса как антибактериального препарата с широким спектром действия в отношении условно-патогенных и патогенных организмов, в том числе моно- и смешанных микробных культур, а также возможность разработки лекарственной формы с антибиотиками стало основой для изучения антибактериальной активности препарата прополиса в сочетании с антибиотиками.

В этом плане первоочередной задачей стало изучение растворяющей способности водных растворов гидрофильного препарата прополиса для антибиотиков. Его способность растворять антибиотики исследована нами согласно требованиям ГФ ХІ и оценена в сравнении с используемой в клинике водой для инъекций.

Из данных табл. 65 следует, что водные растворы фенольного гидрофильного препарата прополиса не уступают традиционно используемой воде для инъекций. Это позволяет сделать вывод о возможности его использования в виде биологически активного растворителя для антибиотиков.

Таблица 65

Сравнительная оценка растворяющей способности воды для инъекций и водных растворов фенольного гидрофильного
препарата прополиса

Антибиотик Количество вещества Растворители
и объем раствори­теля, г/мл вода для
инъекций
водные растворы препарата прополиса
Ампициллина
натриевая соль
0,5/2 легко
растворим
легко
растворим
Оксациллина
натриевая соль
0,5/2 легко
растворим
легко
растворим
Канамицина
сульфат
0,5/2 легко
растворим
легко
растворим
Гентамицина
сульфат
0,5/2 легко
растворим
легко
растворим
Тетрациклина
гидрохлорид
0,5/2 очень мало
растворим
легко
растворим

 

Сравнительная оценка антибактериальной активности антибиотиков и антибиотиков с фенольным гидрофильным препаратом прополиса в опытах in vitro. Нами изучена возможность использования гидрофильного препарата прополиса в комплексе с антибиотиками с целью повышения уровня антибактериальной активности, реализации при этом эффекта в отношении как чувствительных, так и устойчивых к антибиотикам штаммов грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов.

Эффективность использования фенольного гидрофильного препарата прополиса в комплексе с антибиотиками оценивалась методом двукратных серийных разведений соответственно для культивирования каждого вида микроорганизмов жидкой питательной среды на основании сравнения антибактериального действия антибиотиков при их растворении в воде для инъекций (контроль) и в водном растворе гидрофильного препарата прополиса (опыт). При этом изучали минимальную бактериостатическую (угнетающую) (МУК) и минимальную бактерицидную (МБК) концентрации антибиотиков.

В связи с тем, что использование реферанс-, а не клинических штаммов позволяет в значительной мере повысить сравнение и точность результатов по определению чувствительности микроорганизмов к антибиотикам, предварительная оценка эффективности растворов фенольного гидрофильного препарата прополиса с антибиотиками в сравнении с водными проводилась в отношении референс-штамма S.aureus АТСС 25923.

Как свидетельствуют результаты исследований (табл. 66), использование водных растворов гидрофильного препарата прополиса как растворителя антибиотиков способствует значительному повышению их антистафилококковой активности.

Так, бактериостатическая концентрация бета-лак­танных антибиотиков при растворении в водном растворе фенольного гидрофильного препарата прополиса уменьшилась в 126 раз для ампициллина и в 4 раза для оксациллина. Закономерность повышения антистафилококковой активности наблюдалась также при растворении аминогликозидных антибиотиков в водном растворе фенольного гидрофильного препарата прополиса. При этом бактериостатические концентрации канамицина сульфата и гентамицина сульфата уменьшились соответственно в 258 и 32 раза (табл. 66). Уменьшение бактериостатической концентрации наблюдалось при растворении в водном растворе гидрофильного препарата прополиса тетрациклина гидрохлорида, потенциальный эффект при этом составил 15,92 раза (табл. 66).

Таблица 66

Сравнительная оценка бактериостатического и бактерицидного действия растворов антибиотиков и растворов антибиотиков с фенольным гидрофильным препаратом прополиса в отношении культуры S.aureus

Антибиотик
(группа)
МУК
МБК
млг/мл раствора антибиотика Потенци­рованный
водного с препаратом эффект
Беталактамные
Ампициллин 0,24 ± 0,001
0,48 ± 0,01
0,0019 ± 0,07
0,0019 ± 0,07
0,24
0,48
Оксациллин 0,98 ± 0,001
0,98 ± 0,001
0,24 ± 0,03
0,24 ± 0,03
4
4
Аминогликозидные
Канамицин 0,49 ± 0,08
0,49 ± 0,08
0,0019 ± 0,001
0,0019 ± 0,001
258
258
Гентамицин 0,24 ± 0,05
0,24 ± 0,05
0,0075 ± 0,001
0,0075 ± 0,001
32
32
Тетрациклин  7,8 ± 0,05
31,25 ± 0,05
0,49 ± 0,05
0,49 ± 0,05
15,92
63,76

Примечание: n =5, разница между средними значениями достоверна при Р < 0,01.

Обращает на себя внимание преимущественно бактерицидное действие антибиотиков, растворенных в водном растворе гидрофильного препарата прополиса. Так, если бактерицидное действие водных растворов ампициллина натриевой соли и тетрациклина гидрохлорида проявилось в концентрациях, которые в 2,5-4 раза превышали бактериостатические (Р < 0,05), то для всех растворов антибиотиков с гидрофильным препаратом прополиса установлены равные значения МУК и МБК, что свидетельствует об их преимущественно бактерицидном типе действия.

Как свидетельствуют представленные в табл. 66 данные, потенцирующий эффект находился в широких пределах: от незначительного потенцирующего действия фенольного гидрофильного препарата прополиса на оксациллина натриевую соль и тетрациклина гирохлорид до высоких уровней повышения антистафилококковой активности ампициллина, канамицина и гентамицина.

На следующем этапе исследования была поставлена задача оценить влияние гидрофильного препарата прополиса на антибактериальную активность ампициллина натриевой соли, канамицина сульфата и тетрациклина гидрохлорида в отношении грамотрицательных бактерий. Результаты исследований представлены в табл. 67 и 68. В связи с высокой природной устойчивостью грамотрицательных микроорганизмов к оксациллину, при проведении исследований было решено не включать данный антибиотик.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что использование водных растворов фенольного гидрофильного препарата прополиса в комплексе с антибиотиками в незначительной мере приводит к потенцированию их антибактериальной активности в отношении грамотрицательных штаммов. При этом потенцирующий эффект в отношении E.coli и K.pneumoniae находился в пределах 2 и 4 раза (табл. 67).

Таблица 67

Влияние фенольного гидрофильного препарата прополиса на бактериостатическое и бактерицидное действие ампициллина натриевой соли в отношении грамотрицательных бактерий

Штаммы МУК
МБК
млг/мл раствора антибиотика Потенци­рованный
водного с препаратом эффект
E.coli
АТСС 25922
3,9
7,81
1,95
1,95
2
4
P.aeruginosa АТСС 9027 не действует
K.pneumoniae КЛ 127 62,5
62,5
15,62
15,62
4
4

Примечание: значения МУК и МБК представлены в виде средних величин, рассчитанных по методу медианы. Отличия между средними значениями вероятны при Р < 0,05.

 

Таблица 68

Влияние фенольного гидрофильного препарата прополиса на бактериостатическое и бактерицидное действие канамицина сульфата в отношении грамотрицательных бактерий

Штаммы МУК
МБК
млг/мл раствора антибиотика Потенци­рованный
водного
(контроль)
с препаратом
(опыт)
эффект
E.coli
АТСС 25922
7,8
15,6
13,9
3,9
2
4
P.aeruginosa АТСС 9027 не действует
K.pneumoniae КЛ 127 62,5
62,5
15,62
15,62
4
4

Примечание: значения МУК и МБК представлены в виде средних величин, рассчитанных по методу медианы. Отличия между средними значениями в опыте и контроле вероятны при Р < 0,05.

Такая же закономерность наблюдалась при растворении в водном растворе фенольного гидрофильного препарата прополиса канамицина сульфата. Потенцирующее бактериостатическое действие в отношении культур E.coli и K.pneumoniae составляла соответственно 2 и 4 раза (табл. 68).

Аналогичная закономерность наблюдалась в отношении B.subtillis АТСС 7241. Данные представлены в табл. 69.

Таблица 69

Влияние фенольного гидрофильного препарата прополиса на бактериостатическое и бактерицидное действие ампициллина, канамицина и оксациллина в отношении B.subtilis

Антибиотик МУК
МБК
мг/мл раствора антибиотика Синерги­ческий
водного с препаратом эффект
Ампициллина натриевая соль 0,98
0,98
0,03
0,03
32,6
32,6
Оксациллина натриевая соль 0,49
0,49
0,06
0,06
8
8
Канамицина сульфат 1,95
1,95
0,12
0,12
16,25
16,25

 

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что использование гидрофильного препарата прополиса в комплексе с антибиотиками приводит к значительному потенцированию их антибактериальной активности. При этом потенцирующий эффект отличался как в отношении чувствительных, так и устойчивых к антибиотикам микроорганизмов. Не выявлено ни одного случая антагонистического действия антибиотиков и гидрофильного препарата прополиса. Установлено, что растворенные в водном растворе антибиотики имеют преимущественно бактерицидный тип действия в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий.

Учитывая данные литературы о возможности повышения уровня антибактериальной активности при сочетании ампициллина с другими антибиотиками, особенно с канамицином, представляют интерес наши исследования по сравнительной оценке антибактериальной активности соединения ампициллина и канамицина с фенольным гидрофильным препаратом прополиса. В опыте использовали три реферанс-штамма: S.aureus АТСС 25923, E.coli АТСС 25922, B.subtillis АТСС 7241. В сочетании использованы суббактериостатические концентрации канамицина и фенольного гидрофильного препарата прополиса, установленные в предыдущих исследованиях и составляющие в отношении данных культур 0,12-1,95-0,24 мг/мл для канамицина и 12,5-12,5-6,25 мг/мл для гидрофильного препарата прополиса.

Результаты исследований представлены в табл. 70, из которой видно, что при сочетании ампициллина с канамицином проявляется потенцирующий эффект в отношении культур S.aureus и B.subtillis è èäåíòèôèöèðîâàí­íûé – â îòíîøåíèè E.coli. Так, МУК ампициллина в отношении стафилококка понизилась с 0,24 до 0,03 мг/мл, МБК с 0,48 до 0,06 мг/мл при соответствующем увеличении чувствительности культуры в 8 раз. В отношении культуры B.subtilis потенцирующий бактериостатический эффект составляет также 4 раза, как и бактерицидный (4 раза). При сочетании ампициллина с водным раствором фенольного гидрофильного препарата прополиса потенцирующий бактериостатический эффект в отношении стафилококка составляет 126 раз, бактерицидный 253 раза, в отношении B.subtilis 32,6 и 32,6 раза соответственно. В отношении культуры E.coli получен бактериостатический аддитивный эффект – чувствительность увеличилась всего в 2 раза по сравнению с отдельно примененным ампициллином и потенцирующий бактериостатический эффект, составил 4 (Р < 0,05). Таким образом, сочетание ампициллина с водным раствором гидрофильного препарата прополиса наиболее эффективно, чем с канамицином.

Таблица 70

Сравнительная оценка антибактериального действия ампициллина при сочетании с канамицином и гидрофильным препаратом прополиса

Ампициллин Сочетание ампициллина с
Штаммы МУК МБК млг/мл канамицином
МУК/МБК млг/мл
препаратом прополиса
МУК/МБК млг/мл
S.aureus
АТСС 95923
0,24
0,48
0,03(8)
0,06(4)
0,0019(126)
0,0019(253)
E.coli
АТСС 95922
3,9
7,81
3,9(0)
7,81(0)
1,95(2)
1,95(4)
B.subtilis
АТСС
0,98
0,98
0,24(4)
0,24(4)
0,03(32,6)
0,03(32,6)

Примечание. В скобках указано, во сколько раз повышается чувствительность штамма к антибиотику.

При определении эффективности сочетания ампициллина, канамицина и фенольного гидрофильного препарата прополиса, использованных одновременно, получены такие результаты (табл. 71). При добавлении суббактериостатической концентрации фенольного гидрофильного препарата прополиса до сочетания ампициллина с канамицином бактериостатическая концентрация в отношении культуры S.aureus снизилась в 65 раз, бактерицидная – в 130,4 раза; в отношении культур E.coli и B.subtilis – в 3,98-7,98 и 16 раз соответственно.

Таблица 71

Сравнительная оценка антибактериальной активности
сочетаний ампициллина с канамицином при растворении
в воде для инъекций и водном растворе гидрофильного
препарата прополиса

Ампициллин + канамицин Повышение
Штаммы водный раствор
МУК/МБК млг/мл
с препаратом прополиса
МУК/МБК млг/мл
активности
(кратность)
S.aureus
АТСС 95923
0,03
0,06
0,00046(0,46•10-3)
0,00046(0,46•10-3)
     65  
130,4
E.coli
АТСС 95922
    3,9  
7,81
0,98
0,98
3,98
7,98
B.subtilis
АТСС
0,24
0,24
0,015
0,015
16
16

 

Таким образом, использование фенольного гидрофильного препарата прополиса в комплексе с антибиотиками способствует повышению антимикробной активности антибиотиков, что в свою очередь способствует уменьшению их токсикоаллергического действия.

 

Противовоспалительная активность

Противовоспалительную активность фенольного гидрофильного препарата прополиса изучали на модели экспериментального стоматита, вызванного 50% маслянным раствором скипидара на модели термического поражения слизистой полости рта белых крыс.

С целью максимального приближения экспериментальной модели заболеваний слизистой полости рта пародонта к клинике, 50% масляный раствор скипидара вводили в дозе 0,1 мл в область десны нижней челюсти животного, где в последующем развивались воспалительные и репаративные процессы.

Наблюдения за животными проводили на 3, 7, 11, 16 сутки после полного развития воспаления. О состоянии животных судили по динамике массы и температуры тела, клинического состава периферической крови, СОЭ, а также по их внешнему виду и поведенческим реакциям. В конце эксперимента были проведены гистологические исследования.

Следует отметить, что воспалительная реакция слизистой оболочки рта у подопытных животных на введение флогогена, а также клиническая картина, определяемая по гиперемии, отеку, экссудативным проявлениям на 1-3 сутки развития патологии была одинакова. Воспаление слизистой было обширным. Вскрытие погибших животных помогло установить причину их смерти, которая наступила в результате отека гортани и правого легкого.

Все животные в течение первых 2-3 суток эксперимента отказывались от пищи.

В группе нелеченных животных погибло 50% крыс, но, тем не менее, уже на 10-е сутки опыта животные чувствовали себя значительно лучше, что подтверждалось уменьшением отечности и гиперемии слизистой полости рта. А также результатами клинического изучения периферической крови. Так, резко развившийся на 3 сутки опыта лейкоцитоз (65%) снизился практически в 2 раза. Один из основных признаков воспаления – СОЭ, который увеличивается практически в 2 раза после введения флогогена, также имела тенденцию к снижению. Изменения со стороны эритроцитов и гемоглобина в сторону уменьшения были незначительными.

Температура массы тела у подопытных животных (контрольная группа) нормализовалась на 14 сутки эксперимента.

Следует отметить, что течение экспериментального стоматита у животных, леченных “Пропосолом”, было достаточно интенсивным. Падеж животных в этой группе составил 33%. Лейкоцитоз был на уровне нелеченных животных до 14-15 суток эксперимента, т.е. высоким. Значительным было угнетение эритропоэза (16%), отразившееся на содержании гемоглобина (24%). СОЭ была повышенной особенно на 3-7 сутки лечения животных (в 2,5-3 раза). К 11-16 суткам эти животные становились активными, охотно принимали пищу, что привело к восстановлению массы тела. Отек слизистой исчезал, температура тела, СОЭ, содержание гемоглобина и лейкоцитоз нормализовалось, восстанавливался эритропоэз.

Значительно легче переносили экспериментальный стоматит крысы, леченные фенольным гидрофильным препаратом прополиса. Гибель животных в этой группе была минимальной (17%). Отек слизистой полости рта и морды значительно уменьшился на 7 сутки лечения. Еще через 4 суток у них нормализовалась температура тела, СОЭ, содержание гемоглобина, лейкоцитов и эритроцитов. Даже в самый острый период заболевания лейкоцитоз у крыс, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса, был в 2 раза меньше, чем у нелеченных животных, а СОЭ соответственно меньше в 3,2 раза. Отклонения со стороны эритропоэза у этих крыс были статистически недостоверными.

На 20 сутки эксперимента животных усыпляли хлороформом и производили их вскрытие, показавшее нормальное состояние внутренних органов животных всех групп, за исключением двух животных в контрольной группе. У них был отмечен в незначительной степени отек слизистой десны нижней челюсти и сопровождающая его гиперемия.

Результаты проведенных исследований свидетельствуют о преимуществе противовоспалительного действия фенольного гидрофильного препарата прополиса. Применение данного препарата сокращало средний срок лечения экспериментального стоматита у больных крыс по сравнению с нелеченной группой в 2 раза, а по сравнению с животными, получавшими “Пропосол”, – в 1,5 раза.

Противовоспалительное действие  фенольного гидрофильного препарата прополиса было изучено на модели экспериментального ожога, вызванного термическим поражением слизистой полости рта у белых крыс. Термическое повреждение слизистой оболочки полости рта животных вызывали раскаленным штопфером диаметром 2х2 мм в области нижних резцов справа под эфирным наркозом. После развития полной картины воспаления во всех опытных группах, животным ежедневно, до полного заживления слизистой в области дефекта наносили фенольный гидрофильный препарат прополиса или аэрозоль в дозе 0,015 г. Контрольным животным препараты не вводили.

Эксперимент был проведен на 24 белых беспородных крысах обоего пола массой тела 130-170 г.

На 3, 7, 11, 16 и 21 сутки после нанесения ожоговой травмы проводили визуальные и клинические исследования, отражающие действие препаратов. О чем судили по местным проявлениям: степени гиперемии, отеку, общему состоянию животных – поведенческим реакциям, аппетиту, а также по динамике массы и температуры тела и показателей периферической крови.

У подопытных животных уже через 6-8 часов развивалась интенсивная гиперемия и отек. На вторые сутки отмечалось усиление отека, сопровождавшееся образованием пузырей и серозной жидкостью. Животные были вялыми, отказывались от пищи в первые 2-5 суток от начала эксперимента. Это состояние подтвердилось результатами анализов периферической крови. Лейкоцитоз и СОЭ возросли соответственно в среднем в 1,5-2 раза и 3-3,5 раза. Снижение гемоглобина отмечалось в пределах 20%. Изменения со стороны массы тела и температуры тела в этот период были статистически недостоверны.

Подобная картина наблюдалась у всех животных практически до 10-11 суток эксперимента. У многих крыс течение ожога осложнилось присоединением вторичной инфекции, что выражалось умеренным или обильным гнойным отделяемым и гнилостным запахом изо рта.

Начиная с 14-15 суток эксперимента наблюдалось очищение язв от некротического налета, постепенное уменьшение отека и гиперемии слизистой, а также гнилостного запаха изо рта. Особенно это проявилось у животных, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса и “Пропосолом”. Сравнивая состояние животных этих групп, следует отметить, что животные, леченные фенольным гидрофильным препаратом прополиса, выглядели значительно здоровее, чем крысы, получавшие “Пропосол”.

На 7-е сутки лечения прирост лейкоцитов в группе животных, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса, составил 35%, а на 11-е – только 12% по сравнению с 3 сутками эксперимента. У 7 животных, леченных Пропосолом, повышение лейкоцитов в те же сроки составило 50% и 33%, т.е. уровень лейкоцитов в 2 раза превышал аналогичный показатель в группе животных, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса. У половины крыс этой группы на 11-16 сутки лечения наблюдалось образование поверхностных струпов, отторжение которых произошло на 19-21 сутки лечения. На 16-21 сутки лечения наступало полное исчезновение отека и гиперемии, а также полная эпителизация и рубцевание ожоговой поверхности. Происходило восстановление эритропоэза, приводившее, в свою очередь, к нормализации гемоглобина. Содержание лейкоцитов в крови животных, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса, приближалось к значению этого показателя у здоровых животных. Изменения со стороны СОЭ, массы и температуры тела были статистически не достоверными.

Аналогичная картина у животных, леченных Пропосолом, была отмечена в более поздние сроки, т.е. через 4-5 суток. На 24 сутки эксперимента животных усыпляли хлороформом и брали материал для гистологических исследований.

Применение фенольного гидрофильного препарата прополиса приводило к сокращению среднего срока лечения термического ожога у крыс по сравнению с нелеченной – на 7 дней, по сравнению с животными, леченными Пропосолом, – на 3, 4 дня и подтвердило преимущество противовоспалительного и ранозаживляющего действия фенольного гидрофильного препарата прополиса в сравнении с Пропосолом.

 

Репаративная активность 

Репаративную активность изучали у белых беспородных крыс массой тела 150-180 г. Для этого в контрольной и опытных группах животных под эфирным наркозом при помощи глазного скальпеля воспроизводили дефект слизистой оболочки в левой защечной области стандартных размеров. На момент введения препарата при рассмотрении через лупу у каждого животного отмечалась четкая скарификация слизистой.

Для лечения данной патологии фенольный гидрофильный препарат прополиса в разных концентрациях наносили 1 раз в сутки путем аппликации на экспериментальную рану. О действии препаратов судили по местным проявлениям: степени гиперемии, отека, репарации, а также по внешнему виду и общему состоянию животных. Визуальные наблюдения проводились ежедневно.

У нелеченных животных уже через 8-10 часов наблюдалась гиперемия и развивался отек. В последующие сутки у них резко увеличилось воспаление, а у половины животных оно осложнилось гнойным налетом на ране. Животные вели себя спокойно, но были менее активными и неохотно принимали пищу. Подобная картина наблюдалась в течение 2-3 суток, затем наступало постепенное очищение ран и уменьшение воспаления. На 4-5 сутки у них исчезал отек и отмечались следы гиперемии. В последующие двое суток наступало полное заживление экспериментальной раны.

Животные опытных групп, получавшие препарат в разных дозах, страдали в меньшей степени. Особенно быстро проходила репарация в группах под влиянием доз, соответственно равных 0,0010 и 0,0015 г. Крысы в этих группах проявляли наибольшую активность и аппетит по сравнению с животными других групп. Скарификация слизистой и легкая гиперемия наблюдалась в течение 2-4 суток. Полное заживление ран наступило в среднем через 3,3 суток, и – через 4,0 суток.

Таблица 72

Динамика репарации экспериментальной раны у белых крыс
под влиянием стоматологических пленок с прополисом


п/п
Группа животных Сроки репарации (дни)
1. Контрольная 7,20±0,49
2. Леченные дозой 0,0005 г 4,50±0,45
3. Леченные дозой 0,0010 г 3,30±0,36
4. Леченные дозой 0,0015 г 4,00±0,18
5. Леченные дозой 0,0020 г 5,00±0,18

 

Репарация ран у крыс, леченных фенольным гидрофильным препаратом прополиса в дозах 0,0005 и 0,0015, протекала медленнее и составила в среднем, соответственно 4,5 и 5,0 суток. Состояние этих животных было значительно лучшим, чем в контроле, но по активности, степени отека и гиперемии они уступали животным, леченным фенольным гидрофильным препаратом прополиса (в дозе 0,001 г).

Таким образом, на основании результатов проведенного эксперимента была установлена зависимость “доза–эффект”, коррелирующая с данными микробиологических исследований.

Репаративная активность фенольного гидрофильного препарата прополиса была изучена также на модели экспериментального асептического воспаления кожи и подкожной клетчатки у крыс, вызванного подкожным введением раствора уксусной кислоты.

Анализ полученных результатов показал, что фенольный гидрофильный препарат прополиса в дозе 50 мг/кг проявляет выраженную репаративную активность, которая в конце опыта составила 82,7%. По скорости заживления препарат в данной дозе превышает контрольный показатель в конце опыта в 5,6 раза. Вводимая животным доза фенольного гидрофильного препарата прополиса 25 мг/кг не оказывает ранозаживляющего эффекта.

 

Антиоксидантная активность

Доказано, что гидрофильный препарат прополиса не влияет на метгемоглобинообразование в крови, но вместе с тем значительно уменьшает этот процесс, вызываемый наличием перекиси водорода. Применение водных растворов препарата полностью предотвращает перекисные процессы крови животных, активируемые Н2О2 (рис. 63, 64).

Рис.63. Влияние прополиса в
концентрации 2 мг/мл крови на метгемоглобинообразование под действием Н2О2: 1 – Н2О2; 2 – Н2О2 + прополис.
Рис.64. Защитное действие прополиса в концентрации 2 мг/мл крови на интенсивность перекисного окисления крови при добавлении Н2О2 (накопление МДА).

Установлено, что фенольный гидрофильный препарат прополиса проявляет антиоксидантное действие как в условиях ферментативного, так и аскорбатзависимого ПОЛ микросом. Следует отметить, что антиоксидантная активность в условиях ферментативного ПОЛ микросом была в 1,5 раза выше, чем при аскорбатзависимом ПОЛ микросом.

Антиоксидантный эффект фенольного гидрофильного препарата прополиса был в 14,3 раза выше, чем ионола при ферментативном ПОЛ микросом и в 9,2 раза, чем при аскорбатзависимом ПОЛ микросом. Сравнительные данные антиоксидантной активности субстанции прополиса и субстанции силибора указывают на то, что прополис в 1,3 раза сильнее проявляет активность, чем силибор при ферментативном ПОЛ и в 1,2 раза сильнее в условиях аскорбатзависимого ПОЛ микросом. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том,  что фенольный гидрофильный препарат прополиса как антиоксидант в значительной степени превосходит классический антиоксидант ионол и не уступает по антиоксидантной активности препарату силибор, что может служить объяснением репаративных свойств фенольного гидрофильного препарата прополиса и позволяет предполагать гепатопротекторное действие.

 

Токсикологическая характеристика

Изучение острой токсичности фенольного гидрофильного препарата прополиса показало, что он относится к группе относительно безвредных веществ, так как ЛД50 его при пероральном введении лежит в интервале 15000 мг/кг, что находится за пределами практической возможности введения таких доз животным.

При изучении хронической токсичности гидрофильного препарата прополиса показано, что препарат не оказывает влияния на рост и развитие животных, не влияет на кровь, сердечно-сосудистую систему, функции печени и почек.

Фенольный гидрофильный препарат прополиса не оказывает аллергизирующего, мутагенного, эмбриотоксического, гонадотоксического и местнораз­дражающего действия. Установлено иммуностимулирующее действие фенольного гидрофильного препарата прополиса.

 

 

 

Представленные в данной главе научные положения и выводы нашли теоретическое и практическое применение в фармацевтической технологии рациональных лекарственных форм на основе стандартизованных биологически активных субстанций прополиса.

В настоящее время с использованием фенольного гидрофобного и гидрофильного препаратов прополиса разработаны составы, технология и методы стандартизации 20 лекарственных препаратов.

А.И. Тихонов, Т.Г.Ярных, В.П.Черных И.А.Зупанец, С.А.Тихонова. Теория и практика производства лекарственных препаратов прополиса

Представленные в данной главе фармакологические исследования субстанций прополиса и их лекарственных форм проводились на кафедре фармакологии Украинской фармацевтической академии (Л.А.Порохняк, Б.А.Рого­жин, 1986), ЦНИЛ УкрФА (Л.В.Яковлева, 1997), КНИРРОИ Украины (В.А.Барабой, 1978), кафедре микробиологии УкрФА (И.Л.Дикий, Л.Ф.Силаева, 1990), ХНИИМИ им. И.И.Мечникова (Л.А.Панченко, 1992), Харьковского медицинского университета (В.Н.Хворостинка, О.А.Ефре­мова, 1991; О.М.Карабан, 1986), Харьковского государственного университета (В.Г.Шахбазов, А.В.Некрасова, 1986), Харьковского института усовершенствования врачей (Е.И.Бодня, 1993).